Дислокация полка:
выбрать регион
Все регионы

А

Б

В

Г

Е

З

И

К

Л

М

Н

О

П

Р

С

Т

У

Ф

Х

Ч

Ш

Э

Я

Военнопленный № 21194

Главные вкладки

  Спустя десятилетия родные разыскали следы без вести пропавшего солдата

Ниточка оборвалась

  Первое сентября 1941 года в памяти девятилетнего Рафиса Исмагилова из Сибадов запомнилось навсегда: в тот день он не пошел в школу, а с папой, мамой и старшим братом Рашитом  отправился в Янаул. Но радости от поездки в райцентр, как это бывало раньше, не ощущалось. Мальчик понимал: отец едет на войну, но он еще не знал и не мог знать, что видит его в последний раз. За заборами Сталинского клуба они вместе с другими провожающими долго наблюдали за новобранцами, за тем, что происходит во дворе. Каждый пытался найти глазами своего родного человека…

  Братья в тот же день уехали обратно в деревню, мама осталась в Янауле, чтобы на следующий день проводить папу на фронт.

  – Где-то месяц отец был в Алкино на учениях. Мама поехала туда, но, увы, опоздала – выяснилось, что их срочно отправили на фронт. Получили мы всего четыре солдатских треугольника, в последнем отец сообщал, что должны участвовать в боях за Москву. На этом ниточка оборвалась, – рассказывает Рафис Васбирахманович. 

  Как же досталось их матери, у которой в подоле осталось четверо детей! Самому старшему Рашиту было одиннадцать, Рафис на два года младше него, Разину было всего три годика, сестре Флюре – пять. Работала Закия апа, по словам сына, за двоих: за себя и за мужа.

Воспоминанияоб отце

  Об отце остались очень яркие воспоминания и одно-единственное семейное фото. На пожелтевшей фотокарточке – молодой мужчина: косая сажень в плечах, взгляд проникновенный и решительный, большими крепкими руками обнимает жену и детишек. 

  – Он у нас был очень сильным. На сабантуях не было равных по поднятию гирь и в куреше, – предается воспоминаниям сын. В его взгляде несложно заметить искорки гордости. – Работал бригадиром в нашем колхозе «Байман». Несколько лет гремела слава о Васбирахмане Исмагилове и его бригаде во всем районе. Папа был человеком чересчур строгим и требовательным. Причем не только по отношению к другим, но и к себе, – рассказывает он.

  Немного призадумавшись, продолжает:

  – Я ходил за ним как нитка за иголкой, поэтому в моей памяти сохранилось много интересного, словно это кадры из фильма. Вот мы с ним  на тарантасе – это с папой едем на поле, потом – в контору. Вот он затягивает «Баламишкин» (татарская народная песня – от ред.), а пел отец ой как громко. Мне тогда казалось, что его слышат даже в соседней деревне. 

Военнопленный № 21194

  Рафис абый помнит и такой эпизод из детства: старший брат прибежал домой весь в слезах. Когда мама стала расспрашивать его, в чем же дело, он сообщил, что папа его друга вернулся с войны. А их отец по официальным данным  значился пропавшим без вести с декабря 41-го. Жена и дети отдали бы многое, чтобы увидеть его живым, вернувшимся с войны героем, но, увы, судьба распорядилась не так, а иначе. 

  Родные все время мечтали узнать хоть малейшие сведения о пропавшем солдате. Все было тщетно. Сегодня же многие имеют возможность найти информацию о родственниках и близких, погибших или пропавших без вести в ходе Великой Отечественной войны. Для изучения документов, содержащих персональные данные военнослужащих времен войны, создано множество информационных ресурсов. Дочь Рафиса Васбирахмановича Ильзида, живущая в г. Ноябрьске, и дети Флюры Васбирахмановны из Волгограда воспользовались такой возможностью. На сайте «Мемориал» они и обнаружили данные о своем дедушке Исмагилове Васбирахмане Исмагиловиче.

  Это персональная карта военнопленного. Из нее мы узнаем, что Osmagilov Wasfi (есть запись на русском: Осмагилов Василий), 1910 года рождения, солдат, родом из д. Сибады 5 октября 1941 года попал в Шталаг 321 (XI D), Эрбке. Его личный номер: 21194. Есть фото: пальцы сжимают большую прямоугольную картонную карточку с номером заключенного. На одной из граф написано «gesund», что в переводе с немецкого означает «здоров». В правом углу под номером поставлен жирный черный крест. Он говорил о том, что военнопленного разрешено было привлекать к труду и что он прошел спецпроверку. Указан рост: 175 см, отмечено:

  черноволосый. 

  Далее – данные о родственниках и адрес. Эти персональные карточки и есть пример хваленой немецкой педантичности. В них сухие факты, а за ними стоит жизнь и чувства молодого мужчины и тысяч таких же мужчин, насильно помещенных в нечеловеческие условия.

  Ильзида Рафисовна, с которой мы общались по телефону, теперь хорошо знает историю Шталаг 321 (XI D), Эрбке (см. справку «ЯЗ»). Она рассуждает: если последние партии военнопленных прибыли 16 октября и 23 октября из Минска, и последний известный зарегистрированный номер военнопленного – 22 793, то дедушка прибыл, видимо, в одном из последних эшелонов.  На персональной карте есть еще одна дата – 07.01.1942. Родные считают, что это дата смерти Васбирахмана Исмагилова. Причины смерти не были указаны, скорее всего – голод или тиф. С момента расставания с родными и между страшной датой прошло всего-то  четыре месяца, но они вместили в себя целую жизнь: от свободы, счастья, любви до страшной мученической смерти. 

Отец гордился бы нами? 

  «Я всегда спрашиваю себя: будь отец жив, он гордился бы нами?» – вопрошает Рафис Васбирахманович и вновь начинает рассматривать его единственную фотографию. 

  Мне думается, такими детьми солдат непременно гордился бы. Сыновья Рашит, Рафис, Разин продолжили его дело: работали на земле. Все – механизаторы. К сожалению, двоих братьев уже нет в живых. Старший покоится в Сибадах, младший – в Казахстане. Сестра Флюра живет в Волгограде,  на пенсии, работала на тракторном заводе. Рафис, как и отец, не боялся работы. Где он только не работал: с малых лет трудился на поле, валил лес, пятнадцать лет бригадирствовал, работал на МТМ, на свиноферме, был председателем сельсовета. Как говорит супруга Марксина Ханнановна, с которой живут вот уже 57 лет, вырастили четверых детей: «Все время был на передовой». За успехи в работе в шестьдесят девятом  Рафиса Исмагилова избрали делегатом третьего Всесоюзного съезда колхозников, он кавалер ордена «Знак Почета», награжден медалью «За трудовое отличие» и т. д. 

 К слову, не осиротело и родительское гнездо Исмагиловых, что на самом краю села. Рафис с женой построил на этом же месте новый дом. Весной и летом, по словам супругов, здесь настоящая благодать: за огородами у реки, как и много лет назад, по ночам заливается соловей, сад благоухает ароматами цветов черемухи и яблони, в огромной пасеке жужжат пчелы. 

  Заметим, несмотря уже на солидный возраст, Рафис абый и Марксина апа держат и скотину. Признаются, не могут они жить иначе, без дела. 

  Когда Рафис Васбирахманович узнал, что нашелся след отца, был растроган до слез. Ему и сейчас сложно их сдержать. Посетить братскую могилу он считает долгом. Сам навряд ли сможет сделать это, а вот внуки Васбирахмана (их у солдата четырнадцать, правнуков еще больше) готовы поехать и поклониться всем похороненным здесь несчастным военнопленным.

Справка «ЯЗ»:

  Шталаг 321 (XI D), полное название Kriegsgefangenen Mannsschtatsstammlager – стационарный лагерь для военнопленных был создан в мае-июле 1941 года на территории XI военного округа в районе населенного пункта Эрбке.

  Он предназначался для содержания советских военнопленных, и был рассчитан на прием до 30 000 человек. Первые партии советских военнопленных прибыли в июле 1941 года. В ноябре в лагере находилось примерно 14 000 человек. С ноября 1941-го по февраль 1942-го лагерь изолирован из-за эпидемии сыпного тифа. По данным ассоциации «Военные мемориалы» на кладбище Шталага 321 (XI D) захоронено 30 094 советских военнопленных.

Поделиться страницей: