Дислокация полка:
выбрать регион
Все регионы

А

Б

В

Г

Е

З

И

К

Л

М

Н

О

П

Р

С

Т

У

Ф

Х

Ч

Ш

Э

Я

«В солдатских письмах главная правда о войне»

Главные вкладки

«Милые мои Игорёк и Галочка!

Когда вы будете читать это письмо, давно отгремят пушки, стихнет свинцовый огонь. На полях, где шли бои, заколосятся хлеба, зацветут сады, виноградники, вырастут города. Если меня не станет, знайте, мои дорогие детки, что отец погиб за нашу счастливую жизнь. У меня есть прекрасные дети, ради них я иду в бой… Крепко вас обнимаю, целую…»

Летчик Андрей Морозов написал эти строки 27 июля 1942 года. 28 июля после воздушного боя над станицей Курганной он, посадив самолет на аэродром, умер от ран.

Письмо Морозова – одно из нескольких тысяч, опубликованных в двухтомнике «Письма с фронта» краснодарским издательством «Книга» в 2015-2016 годах. Первый готовился два года и был издан к 70-летию Победы. Тогда, говорит составитель книг Татьяна Василевская, она и ее добровольные помощники не знали, какой отклик вызовет эта книга. Со всех концов страны люди будут посылать ей солдатские треугольники. И не только. Во второй том вошли также наградные документы, похоронки, фотографии, фронтовые газеты, благодарственные письма родным бойцов, листовки и даже неотправленные письма фашистов.

Татьяна Андреевна Василевская рассказала для сайта «Бессмертного полка», как появились «Письма с фронта»:

«Все началось в конце 70-ых годов, когда меня, начинающую журналистку, однажды попросила прийти в гости вдова участника войны, летчика. По телефону она сообщила, что сохранила письма с фронта супруга, ушедшего в мир иной, и может передать их мне для публикации. Знакомство с этими письмами меня потрясло. Они были написаны человеком высочайшей культуры, благородства с такой нежностью, любовью не только к своей избраннице, но и к земле родной, близким, друзьям, однополчанам. Эти письма, написанные в окопах, под свист пуль, излучали свет, веру, доброту.

Мы опубликовали тогда в газете  «Комсомолец Кубани» полосу писем летчика. Пошли  отклики, звонки. И на страницах «молодежки» появились еще несколько публикаций.  Разумеется, все письма были возвращены родным, а вот газетные публикации сохранились не все.

Десять лет назад я создала свое издательство. Идея книги фронтовых писем родилась неожиданно. Попалась одна их моих давних полос писем с фронта и мне захотелось вернуться к неосуществленной мечте. Я бросилась в краевой архив, надеясь, что там найду богатый материал.  Но увы…Мне показали тоненькую пачку солдатских треугольников. Мне стало очень стыдно, я подумала - сколько же фронтовых писем утрачено безвозвратно. Как могло случиться, что никому не пришло в голову за десятилетия после Победы собрать это бесценное свидетельство истинного величия народа.

До последнего истрепанного листочка

Так я стала заниматься поиском писем. Первое время все шло очень тяжело. В  фондах архивов и музеев  помочь мне были готовы, передавали все, что имели. Но дело в том, что имели крохи писем, снимков, наградных документов.

Помотавшись по районным и городским музеям, я поняла, что солдатские треугольники надо искать в семейных архивах и у краеведов, энтузиастов, которые не за зарплату, а по зову сердца собирают, хранят материалы о нашем таком не простом прошлом. В свое время я вела в газете это направление и моими помощниками были прежде всего краеведы. Они мне передавали уникальные материалы по истории казачества, голоду  1933 года и т.д.,  а историки с профессорскими званиями меня отчитывали со страниц партийной газеты за публикации, доказывая мне и общественности, что голода на Кубани не было и «молодежка» занимается клеветой.

Вот и на этот раз моими главными помощниками в работе над этим проектом стали не официальные хранители памяти, а энтузиасты.  Они или сообщали мне, где, в какой станице и у кого хранятся фронтовые документы, или передавали через учреждения культуры в издательство материалы из своих архивов. На первый том у нас ушло два года. Все письма мы сканировали, сохранили все материалы до последнего истрепанного желтого листочка.

Честно говоря, в начале работы я не представляла, что удастся собрать такой богатый материал.  Каким тяжелейшим был набор истлевших писем для шести моих помощниц, а я привлекла даже студентов филфака, не расскажешь. Как часто приходилось гадать, не всегда можно было разобрать даже имена.  Помню, как наш владыка Исидор, получив первый том, опешил и сказал мне, поглаживая странички, на которых были опубликованы клише оригиналов писем: «Как вам удалось все это расшифровывать». А потом добавил: «Ну кто бы это еще сделал кроме Василевской».

Мы работали над первым томом не зная, где найдем деньги на издание книги. У нас есть спонсоры, нам помогают, но это издание требовало серьезных средств.  Проектом заинтересовались журналисты, появились статьи, репортажи.  И когда мы завершали работу над первым томом, вдруг позвонили из краевой администрации:

- Губернатор поручил нам поддержать ваш проект. Какие средства нужны на издание книги?

И я подумала тогда, что нам помогает Господь. Это был первый за десять лет существования издательства случай финансовой поддержки из бюджета. Всю оставшуюся жизнь я буду благодарить Вениамина Ивановича Кондратьева за это искреннее участие и поддержку. Без нее я бы никогда не смогла издать двухтомник тиражом более трех тысяч экземпляров.

Сокровища семейных архивов

Со вторым томом было проще, поскольку о проекте была серьезная пресса, о «Письмах с фронта» рассказали не только краевые СМИ. Помогли и социальные сети. Нам передавали не только письма, снимки, наградные документы, но и дневники времен войны, а также очень трогательные странички с воспоминаниями об однополчанах.  Однажды к нам пришла  Галина Леонидовна Ростованова и передала рукопись книги об освобождении  Тамани, написанную ее отцом Леонидом Ивановичем Давыдовым, фронтовым корреспондентом, участником боев на Голубой линии. После войны он был собкорром по  Северному Кавказу редакции газеты «Лесная промышленность».  В начале 50-ых рукопись приняли к печати в «Политиздате». Но потом видимо она где-то потерялась. Так и не была издана.

Теперь уже нам звонили, уточняли, как передать фронтовые письма, документы из разных уголков страны и зарубежья. Дочь  народного художника Жукова  передала для публикации рисунки, плакаты времен Великой Отечественной своего отца. Местные краеведы, школьные учителя, библиотекари, родные ветеранов, журналисты  приезжали в издательство, звонили, просили приехать, передавали через библиотеки, школы снимки или электронные версии писем. Некоторые из них приносили сокровища из своих архивов. Так, например, армавирский краевед Берендюков привез мне больше сотни ценнейших материалов. Среди них была и отпечатанная в типографии молитва, читаемая на литургии в 1941-45 гг. Отпечатанная в цвете. Еще одна загадка взаимоотношений церкви и власти. Монахи Троице Сергиевой Лавры о ней знали, сказали мне: «Очень сильная молитва».

Письма не отпускают

Работа с фронтовыми письмами стала для моих молодых сотрудников такой мощной, истинной школой гражданственности, человеческого достоинства. Они порой не могли скрыть слез, набирая и вычитывая письма.  Однажды одна из них сказала: «Удивительно, я уже который раз перечитываю письма, а оторваться не могу, словно впервые увидела. Какая в них сила, они держат, не отпускают.»

Потом я слышала это много раз. От молодых и пожилых людей, мужчин, не скрывавших своих слез. Я убеждена, что в солдатских письмах главная правда о войне, в них самые правдивые, честные ответы на вопросы и про то, как мы смогли победить, и как нас встречали в Европе, что придавало сил и уверенности защитникам в самые страшные мгновения этой кровавой бойни. В нечеловеческих условиях они думали прежде всего о родных, близких, своем долге. Тяжелораненые солдаты писали: я в госпитале, не беспокойся, недельку поваляюсь. А  следующим посланием с фронта была похоронка. Берегли близких.

Потрясений было великое множество. В годы моей учебы в университете русскую литературу блестяще преподавал профессор Всеволод Альбертович Михельсон. О том, что он фронтовик, мы не знали. На демонстрации он не приходил с орденами, коими был награжден. О фронтовой биографии никогда не рассказывал. Его боготворили студенты.  Я была потрясена, получив его письма любимой с войны. Это история ЛЮБВИ, пронесенной через всю жизнь. Письма передала дочь Всеволода Альбертовича. И еще одна история большой любви и верности. В первом томе напечатаны письма снайпера, молодой девушки, добровольно отправившейся на фронт. После его выхода мы получили письмо от внука человека, любившего ее всю жизнь. Он писал: «Представьте себе: эта девушка часть нашей семейной истории. Мой дедушка, тоже участник войны, всю жизнь любил и помнил ее, часто рассказывал о ней. Эти рассказы нам, детям и внукам, как семейное предание».

Верность, преданность, благородство, достоинство и честь – этим дефицитным ныне качествам надо учиться по этим письмам. Меня не отпускала все время мысль, что эти люди, наши защитники с другой планеты.

Работа продолжается

Что для меня эта книга? Я кое-что сделала за свою творческую жизнь. После публикации моих статей возвращали храмы верующим, восстанавливали памятники культуры, снесенные по воле высокого начальства и т д. Но эта книга – главное, что мне удалось сделать.

Конечно, в моей семье были участники войны. Отец-строитель Андрей Василевский восстанавливал мосты и дороги, шел за фронтом. К счастью, остался жив. Первый муж мамы погиб в самом начале войны. Судьба двух моих дядей сложилась по-разному. Дядя Петя вернулся инвалидом, а красавец  дядя Жора попал в плен, бежал неудачно. После войны отсидел уже в нашем лагере. До сих пор помню, как больно было ему от косых взглядов, упреков в первое время после возвращения из нашего лагеря. В чем он был виноват? Ушел из жизни очень рано. Сломан был не на войне, а в застенках на родине.

Работа над проектом продолжается. Сложность в том, что многие не могут воспользоваться электронной почтой. Приходится выезжать, находить помощников. Но работу я не остановлю.  Конечно, «Письма с фронта» следовало издать другим тиражом.  Тем более, что в двухтомник вошли письма защитников из разных уголков страны. Сегодня огромное количество просьб прислать книгу. Но… их уже нет. В министерстве обороны книга есть, обещали подумать и профинансировать дополнительный тираж, но вот уже больше года молчат. А мы продолжаем работу.

Татьяна Василевская».

Поделиться страницей: